available languages: english Август 31, 2020

Многие политики и комментаторы призывают Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) принять участие в событиях в Беларуси. ОБСЕ – это орган безопасности, в который входят 57 государств-участников, включая все государства Европы, США и Канаду. Эта организация имеет комплексный подход к безопасности, который включает военно-политические, экономические, экологические и человеческие аспекты. Эндрю Брюс (соучредитель НПО DRI) и Майкл Мейер-Ресенде (ее исполнительный директор), оба из которых в прошлом работали в ОБСЕ, объясняют ниже, что могла бы сейчас предпринять эта организация по поводу событий в Беларуси.

Скачать pdf здесь.

1. Визит Председателя ОБСЕ в Беларусь. Нынешний Председатель ОБСЕ – Албания – уже предложила этот вариант вместе с Председателем 2021 года (Швеция). Практически это означало бы визит министров иностранных дел этих двух стран (Эди Рама из Албании, который является министром иностранных дел и премьер-министром, и Анн Линде из Швеции). Такой визит был бы политическим. Это стало бы первым шагом и само по себе не представляло бы собой попытку посредничества или чего-то подобного. Участники визата представили бы отчет всем 57 государствам-участникам ОБСЕ, а также сделали бы публичное заявление. Если приглашение примут белорусские власти, участники визита попытаются поговорить со всеми сторонами, соблюдая дипломатический протокол.

2. Два Председателя[1] могут предложить вернуться для дополнительных визитов и обсуждения дальнейших шагов, но стандартной практикой для нынешнего Председательства было бы назначить Специального представителя (или специального посланника, или другой титул) с мандатом на встречи с правительством и другими игроками для определения шагов по выходу из кризиса. Они также могли бы попытаться получить запрос от правительства Беларуси о направлении миссии по установлению фактов / миссии по оценке потребностей / миссии экспертов с четким мандатом.

3. Назначаемый ОБСЕ Специальный представитель действующего Председателя мог бы предложить ряд мероприятий, включая круглый стол или национальный диалог между представителями белорусского правительства, гражданского общества и политической оппозиции (Координационный совет). Хотя это и не является стандартной практикой для ОБСЕ, это было бы в рамках ее мандата по предотвращению конфликтов[2]. Специальный представитель в соответствии с прошлой практикой, скорее всего, добивался бы согласия на проведение новых выборов, что, предположительно, включало бы создание органа управления выборами на широкой основе, пользующегося доверием общества, для создания условий для демократических выборов. После этого Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) могло бы проконсультировать такой орган по реформе нормативно-правовой базы и впоследствии наблюдать за новыми выборами[3]. На любом этапе этого процесса к БДИПЧ также можно было обратиться с просьбой направить правозащитную миссию или миссию для наблюдения за судебными процессами над участниками протестов. БДИПЧ наблюдало за многими выборами в Беларуси, а в 2011 году также наблюдало за судебными процессами. 19 августа они выразили тревогу по поводу возрастающих угроз правам человека после президентских выборов.

4. ОБСЕ могла бы открыть полевую миссию / офис с мандатом на предотвращение конфликтов / мониторинг политической ситуации и ситуации с правами человека. Однако белорусские власти приложили немало усилий для закрытия двух предыдущих миссий в Беларуси (офис ОБСЕ в Минске, который работал с 2003 по 2011 год, и Консультативно-наблюдательная группа ОБСЕ, которая действовала с 1998 по 2002 год), и маловероятно, что они согласятся на это сейчас (также согласиться должны были бы все государства-участники ОБСЕ).

5. ОБСЕ могла бы также инициировать «Московский механизм», в соответствии с которым государство-участник ОБСЕ при поддержке девяти других стран может настаивать на учреждении официальной миссии по установлению фактов для расследования ситуации в государстве-участнике, если оно обеспокоено тем, что в этой стране существуют серьезные проблемы с правами человека. Если государство отказывает во въезде в страну такой миссии, она может работать и из-за границы (как это уже произошло с белорусской миссией Эммануэля Деко в 2011 году). «Московский механизм» — это политический инструмент, на запуск и внедрение которого может потребоваться много времени.

6. ОБСЕ включает 57 государств-участников (включая Беларусь, Россию, все государства-члены ЕС, США и Канаду). Основные решения принимаются единогласно, но действующий Председатель и его институты, включая БДИПЧ, имеют определенную свободу маневра, предлагая помощь государствам-участникам, но только по приглашению соответствующего государства.

Вывод: ОБСЕ могла бы предпринять несколько действий по поводу ситуации в Беларуси и стать одним из элементов стратегии, направленной на предотвращение насильственных конфликтов и установление демократии в стране. Это может стать еще более важным особенно важным, если правительство старны (а также Россия) решат вступить в любую форму переговоров в международных рамках.

Брифинг был подготовлен организацией Democracy Reporting International, Берлин (контакт: info@democracy-reporting.org) 25 августа 2020 года.

[1] Председатели могли бы также организоваться в формат тройки с участием Словакии, которая была Председателем ОБСЕ в 2019 году.

[2] Посредничество на высоком уровне со стороны ОБСЕ обычно происходит при конфликтах, в которые вовлечены несколько государств-участников. ОБСЕ также поддерживает посредничество во внутреннем контексте, но обычно в отношении конкретных локальных конфликтов (например, в Южной Сербии или Сребенице / Боснии и Герцеговине).

[3] В некоторых случаях ОБСЕ сама организовывала выборы (на языке ОБСЕ это называется «контроль за выборами» / «election supervision»), но это маловероятный вариант для Беларуси, так как он требует активного присутствие на местах и широкого мандата. Таким способом в прошлом ОБСЕ контролировала выборы в Боснии и Герцеговине и  в Косово. Там, где ОБСЕ контролирует выборамы, она не наблюдает за ними, поскольку это представляло бы конфликт интересов.